Канцлер Отто фон Бисмарк (1815-1898) был известным почитателем породы Reichshund (ныне - немецкий дог). Один из его догов едва не стал причиной международного конфликта, когда продемонстрировал агрессию по отношению к российскому дипломату Горчакову. Александр Михайлович жестикулировал настолько живо, что Тирас, лежавший до этого момента на подстилке, бросился защищать своего хозяина. Он прыгнул на гордого русского и уронил его на пол. [С немецкой стороны] были принесены и [с русской стороны] приняты все необходимые извинения. Если другой дог канцлера, Султан, не привечал кого-то, Бисмарк использовал это отношение собаки для принятия своих политических решений. Бисмарка всегда сопровождали его любимые собаки, начиная со времени, когда он был студентом юридического факультета и гражданским служащим в Берлине, и позже, во время своих путешествий во многие страны, в эпоху своей дипломатическрй карьеры во Франкфурте, Санкт-Петербурге, Париже и в других местах. Султан, который умер в резиденции канцлера в 1877 году, был, скорее всего, его самым любимым догом. Из всех собак, которые заняли место в истории, Тирас является наиболее известным. Единственная собака, смерть которой считалась настолько важной, что известие о событии распространилось не только по Европе, но и по всему миру. История Тираса не закончилась смертью. В первый день рождения канцлера после смерти собаки ему подарили другого дога. Почти 60 лет канцлер Бисмарк держал догов, поодиночке и парами. Первая собака, которую он получил, когда жил с родителями в Книфофе, была одной из самых больших и страшных собак для фермеров окрестностей. Позже эта собака сопровождала своего молодого хозяина в Геттингенский университет, где вскоре стала узнаваемой. Однажды Бисмарка вызвали к директору, потому что он выбросил пустую бутылку из окна. Он взял с собой свою огромную собаку, чтобы попугать директора, который быстро при их появлении спрятался за креслом. Там он оставался до тех пор, пока собаку не вывели из комнаты.В дополнение к наказанию, которое Бисмарк получил за свое первоначальное правонарушение, он был оштрафован на пять талеров за то, что привел этого ужасного зверя в кабинет госслужащего.



***


В последнее десятилетие XIX века Редгрейв-Холл (Англия) был домом победителей выставки Крафтс. Мистер Генри Лик Хорсфолл арендовал Редгрейв Холл у мистера Джорджа Холта Уилсона с 1895 по 1898 год. В это время его жена, Вайолет Энни, разводила догов на конюшне в Редгрейв-парке. Вайолет с детства любила животных. Она любила и ухаживала за дикими животными в оленьем парке Редгрейв-Холла площадью 300 акров, а также за лебедями и другими водоплавающими птицами на сорока шести акрах серпантинного озера, спроектированного Капабли Брауном. Миссис Хорсфолл также была хорошей наездницей и ездила по парку Редгрейв на своей лошади, которую сопровождали доги. Это был не первый случай использования конюшни для собак: Джордж Сент-Винсент Уилсон (сквайр с 1826 по 1852 гг.) держал здесь гончих для охоты. Сквайр умер в 1897 г., о нем написан некролог в приходском журнале, Джордж Сент-Винсент отказался от содержания гончих. Когда в 1760-1770 гг. Кэпэбилити Браун перепланировал Редгрейв-Холл и благоустроил парк, он спроектировал дом, расположенный недалеко от одного из концов озера, который был известен как "Питомник". Егерь Воп жил в нем до продажи поместья в 1970 г. Дом представляет собой коттедж. Торец, обращенный к Редгрейв-Холлу, был построен в палладианском стиле для большего эффекта. Коттедж был назван Домом егеря, а рядом с ним находилось еще одно здание - Собачий питомник.

Вице-президент и основатель Женской ассоциации собаководов, член и судья Клуба любителей породы дог и член Кеннел-клуба, миссис Хорсфолл была известным судьей [на соревнованиях собак]. В журнале "Ladies' Kennel Journal" ее упоминают: "Судейство г-жи Хорсфолл на выставке собак в Ливерпуле стало для нее настоящим триумфом. Количество участников было огромным, и ее решения были единогласно одобрены, а ее смелость, когда она отправляла одну или две собаки за пределы ринга и вызывала ветеринарного инспектора для других, получила самые положительные отзывы, и многие присутствующие сожалели, что подобная практика не является обычной для судей."

Миссис Хорсфолл считала, что с догами нужно обращаться бережно и с учетом их здоровья. Питомник содержался в строжайшей чистоте. Это, очевидно, приносило свои плоды: Ганнибал из Редгрейва выиграл Novice на Брайтоне, дебютировав в Англии, стал Чемпионом Novice и первым [в открытом классе] Кеннел Клуба; Чемпионом и первым в Open на Crufts, а также на Birmingham и Leicester, и получил множество других наград. Lore of Redgrave также выиграл [породную группу] на Crufts. Четырехстраничная статья о миссис Хорсфолл, ее догах и Редгрейв-Холле появилась в журнале Country Life Illustrated 26 июня 1897 года. В ней были приведены описания шести ее кобелей и сук, ставших призерами, а также фотографии пяти из них. Одну из них сфотографировать не удалось, так как у нее недавно родился помет. В обзоре г-на Худа Райта за 1896 г. написано: "Миссис Хорсфолл была вознаграждена за несколько лет терпения, энтузиазма и рассудительности тем, что стала владелицей лучшего питомника в Англии, и я сомневаюсь, что на континенте есть питомник, который может сравниться с ее".



***


Окончание Первой мировой войны в Европе на фронтах ознаменовалось началом соревнования государств в области экономики и культуры. И если на одной шестой части земного шара усилия населения были в основном направлены на выживание, быстро восстанавливающиеся экономики Германии и Англии дали возможность продолжать культурные традиции заводчикам и владельцам породистых собак. Авторитету двух из них порода обязана своим международным именем.

История графства Суррей в Англии - это в том числе история двух богатых миллионеров - Джеймса В. Ранка и Гордона Стюарта, которые боролись на протяжении 20-х и 30-х годов прошлого века за право обладания самым большим и влиятельным питомником породы немецкий дог в Великобритании. В течение многих лет эти люди монополизировали разведение и показ собак породы Great Dane. Это история своего времени, наполненная оптимизмом, богатством, элегантностью и экстравагантностью эпохи. Оба этих богатых человека попали под чары одной конкретной породы - Аполлона всех пород - и были готовы потратить огромные деньги, чтобы привезти самое лучшее поголовье из Германии в Англию. При всем нынешнем развитии технологий и путешествий удивляет сложность и дороговизна импорта собаки, но трудно представить себе каково это было до появления компьютеров, авиаперевозок и даже до повсеместного использования телефонов! Тем не менее, с 1921 по 1936 год Дж.В.Ранк импортировал двадцать пять догов, а с 1926 по 1936 год Г.Стюарт импортировал пятьдесят пять собак!

Эти собаки содержались в роскошных условиях. Псарни в Сенде были спроектированы как швейцарские шале, а весь комплекс напоминал швейцарскую деревню. На пике своего развития в питомниках Сенда содержалось более пятисот догов (пяти окрасов). Для обслуживания питомников и земли было нанято двадцать пять человек, а также десять помощников, тридцать горничных и три дрессировщика. Пятьсот догов, очевидно, требовали немало корма! Гордон Стюарт основал собственную птицеферму, чтобы прокормить своих собак. В многочисленных огромных сараях содержались тысячи кур и голубей, яйца и птица составляли основную часть рациона Send-догов. Не отставая от них, доги из Ouborough содержались в столь же просторных помещениях в великолепном поместье площадью более 170 акров.


Джеймс Воаз Ранк

Дж.В.Ранк родился в Халле в 1881 году, в семье йоркширского мельника. Он стал известным закупщиком пшеницы и со временем создал огромную бизнес-империю. Дж.В.Ранк был братом более известного Дж.А.Ранка, киномагната, который создал в Англии Пайнвуд Студиос, чтобы соперничать с калифорнийским Голливудом. Обширный комплекс питомника Ourbobough включал в себя кухню и офис, а собаки размещались в безупречно ухоженных индивидуальных клетках. Для перевозки собак на выставки по всей Великобритании использовался изготовленный на заказ фургон, в котором с комфортом могли разместиться шесть крупных собак.


Гордон Стюарт

Г.Стюарт был также состоятельным бизнесменом. Он родился в 1885 году, в семье торговца чаем. В 1912 году он посетил Лондонскую автомобильную выставку, где случайно встретил молодого инженера по имени Уильям Моррис. Моррис показал ему макет предложенного им четырехцилиндрового автомобиля Morris Oxford. Гордон был впечатлен, заказал четыреста моделей и получил права на все свои автомобили, продаваемые в Лондоне. К 1923 году его годовой оборот составлял 1 миллион фунтов стерлингов, а автосалоны располагались по всей столице.

Приходилось читать в различных статьях, что Дж.В.Ранк и Г.Стюарт терпеть не могли друг друга - трудно сказать, правда это или нет, однако две вещи совершенно очевидны: оба любили догов, и конкуренция между ними [в выведении лучших представителей пород - GD] была очень сильной. Дж.В. Ранк начал в 1922 году, в основном с арлекинов, два из которых принадлежали ему: Ch. Etive Magpie и Ch. Marcus of Walsall. Вскоре арлекины были заброшены, и Ранк сосредоточился на тигровых и палевых, произведя множество чемпионов, гордо носящих имя Ouborough.

Рольф из Ouborough был знаменитой собакой палевого окраса, купленной Б.Сиггерсом [управляющим Ouborough - GD] и импортированной в Англию в 1923 году. Он оказался основателем питомника, придав импульс развитию породы, которая после Первой мировой войны находилась в упадке. С участием Рольфа Было произведено более тридцати чемпионов Ouborough. Особенно ярким для питомника стал 1931 год, когда Дж.В.Ранк с супругой выставили на выставке в Вестминстере двух собак. Faun of Ouborough и Rhena v.d.Rheinschange (дети Дольфа) были проданы в Америку, где оба получили американские титулы и (надо полагать) внесли свой вклад в облик современного американского дога. После Второй мировой войны Дж.В.Ранк приобрел в Германии крупную и очень красивую собаку рыжего окраса, которую впоследствии назвали Гектор из Ouborough. У него интересная история: он служил талисманом королевского шотландского гвардейца и путешествовал с ним по Италии, Греции и Франции. Когда полк был расформирован, дог (не имевший никаких документов и просто записанный как "родословная неизвестна", был подарен Дж.В.Ранку, который, очевидно, отметил его качество (должно быть, по наследству от кого-то из прославленных довоенных немецких собак). Дж.В.Ранк повязал его с Реликом из Ouborough. В результате родился Kalandus of Ouborough, а от вязки Kalandus с Ch. Raet of Ouborough родился один из лучших британских догов - Elch Edler of Ouborough. Питомник Ouborough, уже ставший обладателем большинства рекордов породы, достиг вершины своего успеха. В 1953 году он стал BIS на выставке Crufts. К сожалению, мистер Рэнк не увидел этого венчающего достижения, скончавшись в 1951 году. Б.Сиггерс, его верный помощник на протяжении всех этих лет, имел честь вести эту невероятную собаку к блестящей победе, которая только может быть присуждена любой собаке и хендлеру.

Всего год спустя после начала разведения догов соседом Г.Стюарт также начал заниматься разведением, но в монументальных масштабах. Он тоже был поклонником арлекинов и владел потрясающей собакой Ch. Wulfram of Sendale.

Сэндская сотня.

Самая известная фотография из истории Great Dane принадлежит питомнику Send. На ней изображены 100 догов на занятиях по послушанию, в безупречном строю. Некоторые из этих собак (в том числе Мидас из Сенда) участвовали в фильме, снятом национальной ассоциацией "Безопасность превыше всего" (Alert Today, Alive Tomorrow), фильме о безопасности дорожного движения для детей. В 1930 году Г.Стюарт подарил английскому клубу догов знаменитые Золотые вазы Сенда, которые присуждались лучшим собакам в каждой группе. Каждая ваза сделана из 9-каратного золота и имеет около 17 дюймов в высоту. Хотя Г.Стюарт также импортировал множество собак из Германии и был самым яростным соперником мистера Дж.В.Ранка, у него не было настоящего интереса к миру шоу. Он занимался этим только для того, чтобы доказать, что его собаки были на равных с собаками соседа. Утверждается, что золотые вазы Сенда были формой борьбы за победу над Дж.В.Ранком и питомником Ouborough.

История соперничества питомников впечатляет. Г.Стюарт выиграл свой первый клубный титул в 1926 году с Brenda of Send. В 1927 году 15 клубных титулов достались Ouborough, а в следующем году Сенд показал Чемп. Гермиону из Сенда. В 1929 году Сенд получил 10 клубных титулов, а Ouborough - 11. В 1930 году Сенд вышел в лидеры, выиграв 18 титулов против 4 у Оуборо. Надо представить себе, каково было быть сторонним наблюдателем на ринге в начале 1930-х годов, ведь острое соперничество между этими гигантами продолжалось и в 1931 году, когда Ouborough дали 9 клубных титулов, а Сенд - 14. В 1932 году Ouborough вышел в лидеры с 12 клубными титулами против 4 у Сенда. Ouborough начал стремительно уходить в отрыв. В 1933 году он взял 15 клубных титула, а Сенд получил только 3. В следующем году Ouborough получил 20 клубных титула против 6 у Сенда. Начиная с 1936 года, имя "Сенд" исчезает из списка победителей, тогда как Оуборо продолжает доминировать среди догов в течение многих лет. Ouborough, безусловно, является победителем в соперничестве питомников, но оба они (и их богатые владельцы) внесли огромный вклад в развитие породы.



***


Дети мечтают стать космонавтами и генералами, академиками и президентами. Никто не видит себя в роли вожаков собак. Ну, разве что, родившиеся в юрте и спящие с оленями. Человечность приходит с возрастом. Ее спутники - собаки. Можно стать победителем не выйдя в открытый космос и не развязав войны. Гуманность победителя - привести к победе друга.

Канадец Р.Хилл написал очередную книгу не о том, как правильно вести себя с собакой. Это книга по истории. Но, в отличие от большинства других, она не может быть скучной. Потому что это история Билла Сиггерса. "Большая ее часть действительно написана Биллом - его словами, о его делах и переживаниях, о его печали и радости, слезах и смехе. Это история жизни. Здесь мы имеем лучший пример того, что история может быть веселой! Ведь если Билла Сиггерса вообще помнят, то его всегдашний юмор и бодрость духа - это его неизгладимое наследие. Все эти события - правда. Они рассказаны мной, только имена и фамилии изменены, чтобы защитить виновных! На протяжении многих лет Билл говорил мне о том, что хотел бы сказать, и сейчас, перечитывая свой экземпляр, я как никогда понимаю, какой огромный и важный вклад внес один человек в породы собак, которые он любил. Надеюсь, вам тоже понравится "История Билла Сиггерса". "Если нет, то так тому и быть. Ведь мне нужно было угодить только одному критику, и я надеюсь, что мне это удалось!"

Роберт Э. Хил 8 февраля 1985 г.



***


Несмотря на инфляцию, безработицу и другие проблемы 20-х годов 20-го века, дог переживал бум развития. В Гольме, рядом с Потсдамом, в 1932 году поселилась семья, которая влюбилась в больших, элегантных и дорогих собак. С приобретенными животными, такими как Rurik vom Flamberg, Burga von der Gilbach, Jagda Moguntia und Nixe vom Aarbachtal, Вернер и Элеонора Функ начали разводить собак на своем недавно приобретенном участке в Хайде. Вернер Функ был членом DDV [клуб собаководов], Gruppe Berlin с января 1932 года. Сначала они с женой разводили собак разных окрасов. Это была хорошая отправная точка для улучшения отдельных линий. В 1933 году Клуб запретил смешанное разведение, а Функи поставили перед собой цель улучшить породу голубых и мраморных догов. В начале тридцатых годов питомник Funcken von der Heide (Функен из Хайде) превратился в большой питомник. В статье в газете Berliner Illustrierte Zeitung сообщается о 160 собаках [живших там].

Благодаря большому количеству особей семья Функ смогла успешно проводить чистое разведение. Собаками начального периода 1931-32 гг. были Rurick vom Flamberg (серомраморный) und die Hündin Burga von der Gilbach (бело-палевая). Они стали прародителями линии Функен из Хайде. Из помета от 10 октября 1932 года известна только голубая сука Funken. Доги чистого разведения были очень востребованы и продавались по всему миру. С 1930 по 1939 год многие выдающиеся животные отправились в США. Среди них был Ariel Funcken von der Heide, который тогда стал чемпионом США. Многие доги из Гольма стали победителями чемпионатов мира и национальными чемпионами, или добились отличных результатов на международных выставках. Во время войны не разрешалось проводить выставки собак, поэтому оценкой животных пренебрегали. В конце войны снабжение [питанием] людей стало проблемой. [По распоряжению властей] все большие животные должны были быть ликвидированы. Когда в апреле 1945 года Третий Рейх пал, у семьи Функов осталось всего несколько племенных животных.

Тем не менее, просмотрев несколько поколений назад, вы сможете найти догов из питомника Функа во многих сегодняшних [линиях] племенных собаках. Благодаря отличной племенной базе догов von der Förde 40-х и 50-х годов, крови Funken v.d. Heide, которые были выведены в 30-х годах в Потсдаме, не иссякли, а были интегрирована в линию Hünenburglinie von Frau Wähde. Funken v.d. Heide была одной из всемирно признанных немецких топовых линий до Второй мировой войны, вместе с питомником v. St. Magn-Obertraubling (заводчик: Stehberger). В его кровях были, среди прочего, Burga v.d . Gilbach (бело-палевая) и кобель 1925 года Bosco v. d. Saalburg.

Рассказ Саскии Людвиг, урожденной Функ:

"Наверное, это было в 1930 году, когда моя бабушка открыла для себя свою любовь к догам на международной выставке собак в Берлине. Затем последовала история успеха, с которой можно столкнуться только в кино. Родившаяся в Англии, она открыла свое сердце для разведения голубых догов, которые до этого не были популярны и только благодаря ее самоотверженному труду, голубые доги получили новую мировую известность.

В результате из питомника догов Funcken von der Heide вышло много голубых догов, которые впоследствии разъехались по всему миру. Доги имели почти неограниченный доступ к открытому воздуху на площади 13 000 квадратных метров. Но прежде чем четвероногие друзья смогли передвигаться без поводка, пришлось огородить лесную и луговую зону в Хайде. И даже спустя годы, не умолкали рассказы о том как совместными усилями удалось установить двухметровый забор по периметру, для того, чтобы собаки могли свободно передвигаться на территории усадьбы. Кроме того, грациозные доги имели свои большие домики, в которых они находили безопасное укрытие под дождем и в плохую погоду. Перед ними стояли чаши диаметром более 40 см, из которых одновременно ели до четырех догов. Вместе крупные животные съедали более 150 килограммов мяса в день, которое обеспечивал Потсдамский мясоперерабатывающий завод. В то время поместье еще имело характер природного парка, только в этом "маленьком зоопарке" было ни жирафов, ни львов, ни пингвинов, зато были сильные и красивые доги со своими щенками. Из круга четвероногих друзей, однако, особенно выделялся один: Банко! Чемпион мира и победитель всех пород собак был бесспорным королем в Хайде. Кроме него, в питомнике находились и другие кобели. Кроме того, регулярно приезжали знаменитые племенные собаки из-за рубежа, чтобы суки с идеальной родословной могли продолжить род.

Одно из моих первых воспоминаний о догах - это в детстве, когда я использовала их в качестве пони. В Хайде в год рождалось до 65 пометов, с более чем 300 щенков. Однажды, во время самолетной атаки англичан весной 1945 года, доги моей бабушки спасли ей жизнь. Элеонора отправилась на прогулку с 15 догами, как обычно она гуляла в полях Гольма, когда внезапно с оглушительным ревом в небе появилось несколько истребителей. Громкими криками она звала к себе собак. Однако, один из низколетящих самолетов, уже подошедших на линию огня, при виде догов и бабушки развернулся и улетел. Позже, она сказала мне с озорной улыбкой, что "англичане, должно быть, большие любители животных". Доги из Гольма разводились до осени 1975 года, потом собаководство стало слишком напряженным хобби для моей бабушки. Однако, как почетный эксперт породы, она оставалась верной собакам и ездила принимать [роды] каждого помета в Потсдаме и его окрестностях. С книгой "Палевый дог Сента" ее страсть к догам осталась после ее смерти в 1989 году."

Актер Вернер Функ.

Родился в 1881 в Потсдаме. Жил в Гольме, Хайде с 1930 по 1951 год. После окончания гимназии Кнайфёфшена и непродолжительного обучения в университете в Кенигсберге на медика, Вернер Функ решил сменить профессию и стать актером. Уже в октябре 1901 года он играл Антонио в “Венецианском торговце" в театре Кениглихеса на Жандарменмаркт в Берлине. Затем он переехал в Потсдам и Эльберфельд, играл маленькие и большие роли в Кенигсберге. Совместное выступление со знаменитым Энрико Карузо было несомненно огромным событием в карьере. К сожалению, в семье почти не сохранилось фотографий со сцены и из фильмов. В 1919 году он одиннадцать раз снимался в немом кино. В последующую эпоху звукового кино он активно снимался как минимум в 44 фильмах в качестве актера, режиссера или был продюсером. Невозможно объяснить, почему в начале войны он больше не получал ролей в кино. Было ли это потому, что жена Элеонора родилась в Англии, или потому, что среди ее знакомых были противники Гитлера, можно только догадываться. Во время войны Вернер Функ посвятил себя разведению догов.



***


Красивые заокеанские доги обычно на фотографиях представлены палевыми или черными. Но так было не всегда. Когда говорят о красивых мраморных догах, на ум приходит в первую очередь питомник BMW.

Родившаяся 78 лет назад Лаура Кайуленас (06/01/1945 - 30/11/1998) была одним из самых влиятельных заводчиков мраморных догов, которых когда-либо знали Соединенные Штаты. Жившая в Фармингвилле, штат Нью-Йорк, Лаура начала свою селекционную программу в середине 1960-х годов.

Ее окружали доги с детства. Первой любовью была рыжая сука по имени Кэти, которая принадлежала соседу, который также был заводчиком и выставлял своих собак. Через Фреда Финкла Лаура познакомилась с миром шоу-бизнеса, сопровождая Фреда на Вестминстер, где и влюбилась в его новую мраморнуб суку Хайде фон Мейстерзингер.

В 16 лет Лаура завела своего первого дога, внучку Хайде.

Название питомника BMW было выбрано по первым буквам окраса дога - черный, белый и серомраморный. Некоторые из ее ранних собак были тем, что сейчас называются плащевыми (B&W).

К концу 80-х годов выпускниками BMW были 30 чемпионов. Это феноменальное достижение, учитывая, что Лаура производила только один помет в год и почти всегда только дважды вязала одну и ту же суку. Все ее собаки были воспитаны как домашние собаки и обучены послушанию.

Еще больше впечатляет факт, что после смерти Лауры чемпионами стали более 30 потомков ее собак. Лаура была не только успешна в своей селекционной программе догов, она также работала архитектором и делила свое время между ее домом в Фармингвилле и офисом в Нью-Йорке. В этом ей помогала Холли Сайветс и многие друзья.



***


Доги - собаки, которые могут пойти куда угодно и сделать что угодно. Таким был Спарк, не доживший одного дня до своих девяти лет (8.26.2012-8.25.2021) и подаривший нам со своей хозяйкой Ольгой уверенность, что красота - это не только медали и титулы, но также работоспособность, действие, общение, сотрудничество, работа в команде, радость, цель, товарищество, мотивация, привязанность, доверие, стабильность, универсальность, скорость, сила, выносливость, близость, чуткость, сверхъестественное восприятие, бдительность, смелость, чувство игры, стайный инстинкт, жесткость, бесстрашие, душевное равновесие. "Красота и мозги" - все, что по-настоящему ценно в наших отношениях с собакой. Обучаемость стала приоритетом отбора для заводчика Chomadane, поскольку она является фундаментальной основой нашего общения с собаками. Универсальность - синоним породы, второе имя дога - от охоты до семейной собаки и всего остального, что может потребовать образ жизни владельца. Дог - легендарный "bon viveur" - собака солнечного нрава, позитивная душа, полная радости жизни, воплощение "невозможного ничего нет".

В зал славы (АКС) Спарк вошел со множеством титулов по дрессировке (CD BN RE AJP OFP CGCA TKP NW1 NW1-V SPJ SPK ETD NCO-1 TEAM1P GDCA-Versatility Award) и, конечно, с огромной армией почитателей во всем мире благодаря фото, сделанными его хозяйкой . У Спарка в интернете есть своя страничка.

Теперь мы знаем, что уверенность в себе, крепкие нервы, надежность - элементы темперамента, без которых мы не можем обойтись, потому что на них строится поведение собаки и позитивные, взаимовыгодные отношения между собакой и человеком. Тот факт, что в мире есть люди, готовые работать со своими собаками, вселяет надежду и вдохновляет. В списке собак АКС, получивших рабочие титулы, насчитывется около 50 догов ежегодно. Это значит, что дело Спарка живет. Это значит, что люди заводят себе друга, который может работать и не растерял своих качеств в течение столетий селекции.



***


Вирджиния Сандерс родом из Рочестера, штат Нью-Йорк, профессиональный художник/дизайнер, живущий в Колумбии, штат Северная Каролина. Окончила Университет штата Нью-Йорк со степенью бакалавра и переехала в Колумбию, чтобы получить степень магистра изящных искусств в Университете Южной Каролины. Там несколько лет преподавала курсы рисования, гравюры и графического дизайна, а также историю искусств в колледже Ньюберри.

Вскоре после получения степени магистра заинтересовалась коммерческим искусством, устроилась художником в небольшое рекламное агентство, потом перешла в графический отдел крупной компании по производству программного обеспечения, конце концов оставила эту должность, чтобы совершить шестимесячное кругосветное путешествие по 18 странам. Первый компьютер появился дома в 1988 году. В 1996 году открылись возможности Интернета и был выучен HTML. В течение 14 лет Вирджиния писала на своей страничке о догах, рисовала догов, собрала массу ссылок на интернет ресурсы про догов, и стала, несомненно, самым популярным человеком в англоязычном интернете, пишущим про догов. В XXI веке один человек сделал для популяризации породы больше, чем многие поколения заводчиков. Вся четырнадцатимиллионная аудитория интернет странички смеялась над юмором о характерных признаках хозяев немецкого дога, внимательно читала предостережения о заболеваниях породы, восхищалась фотографиями и коллажами догов на Луне.


Настоящему владельцу дога посвящается....

4 февраля 1995 года дом Вирджинии превратился в шумный игровой домик. К ней приехали два щенка - Джаббер и Мерлин из питомника Amherst-Harlewood от родителей-чемпионов Bubba Rondo и Gabrielle. Оба щенка выросли прекрасными собаками с великолепным темпераментом. Мерлин был одарен прекрасным здоровьем, а вот Джабберу повезло меньше. Многие из читателей узнали что значит любовь и боль.

Проблемы со здоровьем Джаббера были многочисленными и разнообразными. Они с хозяйкой пережили их вместе. Многие из посетителей интеренет странички, читая историю любви и испытаний, надеялись, что радость общения продлится дольше. Джаббер спокойно воспринимал каждую проблему. 2001 год выдался самым тяжелым. В марте Джабберу сделали операцию TPLO, чтобы восстановить разрушенную крестообразную связку в колене. Операция прошла неудачно и оставила Джаббера калекой. Каким-то образом Джаббер держался. Он словно говорил, что не важно, что ты не можешь сделать, главное - что ты МОЖЕШЬ сделать.

"Совместное проживание с догом приносит огромную радость, бесчисленные развлечения и некоторые уникальные проблемы. Доги - красивые, энергичные животные. Их пламя горит сильно и ярко. Это пламя, которое согревает вас. Это пламя, которое утешает вас. Это пламя, которое добавляет искру в вашу жизнь. Это пламя, которое освещает вас - и ваших домочадцев - бесчисленными способами.

К сожалению, пламя дога - это временное пламя; вы хотите, чтобы оно длилось вечно, но не в силах этого добиться. Когда пламя вашего дога начинает угасать, ваши мысли возвращаются к светлым дням. У вас замирает сердце, когда вы понимаете, что очень скоро вы потеряете это яркое, чудесное пламя. Слишком скоро вам придется с ним попрощаться."

Пламя Джаббера мерцало с марта 2001 года. Во вторник, 15 января 2002, пламя было потушено уколом иглы. Со слезами на глазах и комком в горле хозяева попрощались с любимым Бармаглотом.


История любви и боли

Февраль 26 2001. Джабберу шесть лет. Я сделала тройной портрет, в котором отражены несколько его настроений, потому что я беспокоюсь о нем. В пятницу, 2 марта, я соберу его в кучу, и мы поедем на два часа в специальную клинику, где я со слезами на глазах расстанусь на время с моим большим пушистиком, оставив его в руках очень умелого хирурга. Затем, в течение нескольких часов, Джабберу сделают анестезию. Его правую заднюю лапу побреют от бедра до пальцев. Обе задние лапы будут просвечены рентгеном, после чего начнется операция. Операция займет полтора-два часа.

Джабберу предстоит операция TPLO - остеотомия, выравнивающая наклон плато большеберцовой кости. Почему? Потому что он калека. Он порвал крестообразную связку и с тех пор страдает от боли. Хирург вскроет ногу Джаббера и "переделает" его колено, проведя остеотомию. Это очень сложная процедура, которая была разработана как альтернатива традиционной операции по стабилизации крестообразных связок. Традиционная операция по стабилизации крестообразного сочленения имеет не очень хорошие показатели долгосрочного успеха среди собак гигантских пород, а восстановление обычно проходит долго и тяжело как для хозяина, так и для собаки. Я считаю, что TPLO - это лучшее решение.

Операция TPLO вернет Джабберу жизнь, но за нее придется заплатить. Да, она дорогая, но я не об этом. Операция будет болезненной, и ему предстоит долгий период восстановления и реабилитации. Джаббер останется в клинике на целую неделю после операции. Я буду навещать его так часто, как смогу. К тому времени, когда Джаббер вернется домой, он должен чувствовать себя гораздо лучше. Он сможет ходить на "новой" ноге, но его повседневная активность должна быть сильно ограничена. (Некоторые люди говорят, что заставить собаку вести себя тихо в течение длительного послеоперационного периода - самая сложная часть восстановления). По истечении трех недель "домашнего ареста" Джаббер вернется в клинику для двухнедельной интенсивной физической терапии. Он будет жить в реабилитационном центре, где, надеюсь, у него появятся покладистые собачьи компаньоны, которые помогут ему скоротать время между сеансами терапии.

Я буду периодически сообщать вам о ходе операции и выздоровлении Джаббера. Надеюсь, вам это будет интересно и, возможно, даже полезно. Тем временем, если вы являетесь владельцем собаки породы немецкий дог и рассматриваете возможность проведения операции на крестообразных костях для своего питомца, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне. Самый лучший сайт по TPLO, который я нашла, написан Лори Брайс, чья собака породы бернская горная перенесла TPLO на обеих ногах. Я настоятельно рекомендую вам посетить ее сайт и добавить его в закладки; возможно, когда-нибудь он вам пригодится: http://lauriebryce.com/tplo.

А пока, пожалуйста, посылайте добрые пожелания в нашу сторону. Операция всегда рискованна, особенно для шестилетнего дога. У Джаббера было много проблем со здоровьем на протяжении всей его жизни, поэтому я считаю, что он подвержен большему риску осложнений, чем обычные доги. Пожалуйста, держите его в своих молитвах. Он хороший мальчик, и мы его любим.

5 марта 2001 г. - В пятницу, 2 марта, Джабберу сделали операцию TPLO в Чарльстоне, штат Южная Каролина. Мы очень волновались, подвергая его длительной операции, но чувствовали, что это необходимо. Я рада сообщить, что операция прошла успешно! Вот как все прошло.

Непосредственно перед операцией Джабберу дали успокоительное, интубировали, а затем сделали рентген колена, чтобы определить наклон большеберцового плато. Наклон Джаббера составил 23°. Нормальный наклон составляет 18-20°. Более крутой угол наклона колена Джаббера способствовал разрыву крестообразной связки, но, по словам его хирурга, доктора Пола Шили, он, вероятно, не был единственной причиной. У пожилых собак к разрыву крестообразной связки может привести множество факторов.

В операционной доктор Шили вскрыл колено Джаббера. Он обнаружил, что мениск Джаббера сильно разорван. Мениск - это С-образный кусок фиброхряща. Он служит подушкой между бедренной и большеберцовой костями. После разрыва крестообразной связки в декабре прошлого года кости Джаббера "прыгали", когда он использовал колено. Неконтролируемое движение привело к разрыву мениска. Как правило, при повреждении мениска разорванный хрящ начинает двигаться внутри сустава, что приводит к сильной боли. До операции мы предполагали, что боль Джаббера связана в первую очередь с артритом. Во время операции доктор Шили заметил, что артрит у Джаббера не очень выражен. Он считает, что основная причина дискомфорта Джаббера - поврежденный мениск. Доктор Шили удалил большую часть мениска, чтобы устранить болезненное трение. Затем он приступил к TPLO (Tibial Plateau Leveling Osteotomy). Сначала он сделал специальный разрез в верхней части большеберцовой кости, освободив головку большеберцовой кости. Теперь большеберцовая кость состояла из двух частей. Затем он повернул головку большеберцовой кости, изменив угол до операции, составлявший 23°, на более стабильный 5°. (Это устраняет необходимость в крестообразной связке и приводит к созданию чрезвычайно стабильного коленного сустава). Затем доктор Шили прикрепил металлическую пластину, чтобы удержать две части большеберцовой кости в правильном положении. Обычно требуется от двух до трех месяцев, чтобы кости срослись и образовали единую стабильную кость.

На этой неделе Джаббер будет принимать ограниченную физиотерапию в превосходном лечебном центре доктора Шили. Я буду навещать Джаббера и документировать его скорейшее выздоровление. Он вернется домой в пятницу или субботу. Пока его кости не начнут заживать, он будет строго ограничен в передвижении. Его посадят в клетку и/или изолируют в моей студии, а Мерлину не разрешат с ним играть, как бы он ни просил. По истечении трех недель Джаббер вернется в Чарльстон на две недели интенсивной физической терапии. Он будет жить в клинике и проходить ежедневную гидротерапию, биоэлектрическую стимуляцию и терапевтический ультразвук, а также регулярные упражнения на пассивное движение, чтобы укрепить ногу и способствовать ее заживлению. После этого он вернется домой и продолжит свое восстановление. После полного заживления кости и окружающих тканей Джаббер сможет вести совершенно нормальную жизнь. Он сможет бегать, прыгать и делать все, что захочет, - без боли! - Хотя ему придется с осторожностью проходить через металлоискатели.

На следующей неделе мы осмотрим ногу Джаббера (его разрез!) и узнаем, как он себя чувствует. В последующие недели мы вернемся к нашему обычному формату DaDane of DaWeek с периодическими обновлениями о прогрессе Джаббера. Я хочу поблагодарить всех, кто написал на прошлой неделе, чтобы выразить добрые пожелания по поводу операции Джаббера. Ваши слова заботы и поддержки были очень ценны. Мы получили сообщения не только из Соединенных Штатов, но и из Англии, Германии, Австралии, Южной Африки, Новой Зеландии, Фарерских островов и даже Индии. Особую благодарность я хочу выразить хирургу Джаббера, доктору Полу Шили. Это опытный хирург, который очень предан делу лечения животных, больших и маленьких.

12 марта 2001 г. - На прошлой неделе я описала операцию и сказала, что она прошла успешно. Изначально так и было. К сожалению, через три с половиной дня после операции что-то пошло не так. Джабберу было больно. Его нога опухла, а под кожей появилась большая гематома. Рентгеновские снимки показали, что два из трех верхних винтов в пластине, скреплявшей его кости, вышли из них. Это была шокирующая новость. За день до этого я навестила Джаббера. Он выглядел нормально, хотя и был не очень рад. Я провела с ним некоторое время и сделала фотографии. Когда я вернулась домой, то сделал небольшое слайд-шоу, чтобы рассказать о первых днях его выздоровления. На следующее утро хирург Джаббера, доктор Пол Шили, позвонил мне с плохими новостями. Джабберу потребуется еще одна длительная операция. Доктор Шили не был уверен, что именно он увидит, но сказал мне, что уверен в том, что справится со всем, с чем столкнется. К сожалению, доктор Шили был в своей клинике в Саванне, поэтому операция Джаббера должна была подождать до его возвращения в Чарльстон на следующий день. Бедный Джаббер!

Когда ногу Джаббера снова вскрыли, доктор Шили обнаружил, что кость треснула вдоль винтовой линии на трех верхних винтах. Вот почему винты отошли. Как такое могло произойти? Мы предполагаем, что Джаббер упал и приземлился на ногу. Возможно, это произошло ночью в его вольере. Если раскол кости произошел не в результате падения, то, скорее всего, это проблема с костью, которая может проявиться позже.

Как и ожидалось, доктор Шили обнаружил, что головка большеберцовой кости значительно сместилась из-за травмы. Он удалил пластину, установил два куска кости обратно в "ложе" и повернул головку, чтобы восстановить угол. Поскольку первоначальная область винта была сильно повреждена, он не смог использовать эту часть кости. Вместо этого он установил новую пластину, направленную в противоположную сторону. Доктор Шили сказал мне, что, по его мнению, он получил очень прочное крепление. Он также укрепил раскол еще одной пластиной, чтобы стабилизировать и защитить эту часть головки большеберцовой кости. Он оптимистично настроен, и считает, что Джаббер сможет полностью восстановиться. Просто это будет происходить немного медленнее, чем у других.

Я навестил Джаббера в пятницу, через два дня после его второй операции. Он остался в круглосуточной клинике неотложной помощи (хирургическом центре) вместо того, чтобы быть переведенным в центр физиотерапии. (Обычно собак, перенесших TPLO у доктора Шили, переводят в центр физиотерапии, где они живут в течение пяти дней, пока получают запланированную терапию). Джаббер останется там до тех пор, пока не будет готов вернуться домой через неделю или десять дней. За ним внимательно следят, чтобы он не повредил лапу. Два человека помогают ему вставать и спускаться на горшок и т.д. (Он весит 175 фунтов!) Физиотерапия, которая обычно начинается в медицинском центре на третий день после операции, все еще будет проводиться, но терапевты будут приходить к Джабберу и делать все прямо здесь, в клинике неотложной помощи.

Джабберу, похоже, очень комфортно, и он в хорошем настроении. Во время моего второго визита он был более расслаблен, чем в первый раз, когда я навещала его в центре. Я принесла ему его любимого огромного плюшевого медведя и накормила его лакомствами, которые он с удовольствием съел. И все это всего через два дня после операции! Как только из разреза Джаббера перестанет выходить жидкость, он сможет вернуться в свою обычную кровать. (Сейчас он спит на одеяле). Персонал очень добр к нему. Иногда, проходя мимо его питомника, они здороваются с ним, и он виляет хвостом. Вольер расположен в центре, так что он может наблюдать за тем, как персонал готовит других собак и кошек к операции. Лапа Джаббера набита тампонами и перевязана более тщательно, чем после первой операции. Доктор Шейли не рискует. До сих пор у него был идеальный послужной список успешных операций TPLO, и он делает все возможное, чтобы Джаббер полностью выздоровел.

19 марта 2001 г. - Однако через пять дней после операции стало ясно, что что-то пошло не так. Доктор позвонил и сказал, что рентгенограммы показали, что кость не держится, и большеберцовое плато Джаббера начало разрушаться. У нас оставалось мало вариантов. Рассматривалась возможность ампутации, но ее быстро отвергли, потому что вторая задняя лапа Джаббера недостаточно прочна, чтобы поддерживать его. Казалось, что если не удастся восстановить целостность конечности, Джаббера придется усыпить. Я знала, что это правда, но не могла смириться с этой мыслью. Положив трубку, я разрыдалась.

Хирург Джаббера, доктор Пол Шили, снова работал в своей клинике в Саванне, а не в Чарльстоне. Джабберу придется подождать несколько дней, прежде чем доктор Шили вернется, оценит его ногу и прооперирует. Доктор Шили рассказал мне, что был озадачен неожиданным поворотом событий. Он рассматривал различные хирургические подходы, чтобы сохранить то, что осталось от большеберцового плато, но знал, что должен оставаться достаточно гибким, чтобы творчески реагировать на то, что он может найти, когда снова откроет ногу Джаббера - иногда то, что видно на рентгеновском снимке, говорит только часть истории. Когда наконец пришло время оперировать, Джабберу сделали анестезию и вскрыли ногу. Наблюдения доктора Шили убедили его в том, что кости Джаббера могут быть мягче, чем "нормальные" кости, и участок тибиального плато не способен выдержать нагрузку от вращения голени. Что же делать? Решение Шили было простым, но инновационным. Он решил не вращать большеберцовое плато. Он выстроил кости так, как они были до операции. Он заменил/переставил две внутренние пластины, оставшиеся после предыдущей операции, а затем добавил внешний фиксатор для поддержки и защиты ноги во время заживления - три штифта через бедренную кость и четыре через большеберцовую, прикрепленные к внешней скобе. Операция Джаббера длилась пять часов. После операции доктор Шили сказал нам, что Джаббер - слишком хорошая собака, чтобы ее потерять. Он посчитал, что спасти жизнь Джаббера было важнее, чем рабски сохранить коррекцию TPLO. Мы не можем с ним не согласиться.

Учитывая все обстоятельства, Джаббер чувствует себя неплохо. Он испытывает дискомфорт, но не страдает. Арматура на его ноге большая и громоздкая. Некоторые стержни видны, остальные скрыты под слоями бинтов. Джаббер сохраняет удивительную выдержку. Глядя на его ногу, я понимаю, что она должна болеть просто ужасно, но при этом он мягок, как ягненок, почти спокоен. Он хорошо ест, и остальные функции его организма в норме. Он очень радуется, когда я вхожу в комнату. После последней операции я почти каждый день езжу в Чарльстон, чтобы навестить его. Ехать не так уж и страшно - всего час и 45 минут в каждую сторону. Доктор Шили оптимистично оценивает шансы Джаббера на выздоровление, и это очень обнадеживает. Внешний фиксатор будет установлен как минимум на четыре недели, и Джабберу придется долгое время жить в клинике.

Неясно, почему кости Джаббера оказались слишком мягкими для проведения процедуры. Это может быть следствием множества факторов, таких как преклонный возраст, гипотиреоз Джаббера, предыдущий прием стероидных препаратов - доктор Шили точно не знает. Он взял несколько образцов костной ткани для биопсии. Надеюсь, результаты помогут определить природу проблемы, но, возможно, мы никогда этого не узнаем. Что касается будущего, то доктор Шили надеется, что рубцовая ткань, образовавшаяся после всех операций, в конечном итоге поможет "укрепить" коленный сустав Джаббера и придаст ему дополнительную стабильность.

Пожалуйста, держите пальцы крестиком, чтобы эта последняя операция прошла успешно. Я не уверена, что в случае неудачи у нас есть другие варианты.

26 марта 2001 г. - Дела идут не очень хорошо. У Джаббера костная инфекция. Во время третьей операции были взяты образцы костей и отправлены в лабораторию для исследования. Результаты пришли через неделю. Кости Джаббера заражены двумя микроорганизмами. Первый - гамма-стрептококк, и он поддается лечению. Второй - устойчивый к лекарствам штамм граммотрицательной бактерии под названием Acinetobacter baumanii. Это так называемый супержук. Его культивировали и подвергали воздействию двадцати четырех различных антибиотиков. Он показал чувствительность только к шести из них. (Интересно, что образцы не показали, что у Джаббера плохое качество костей, поэтому причина неудачной операции TPLO остается загадкой).

Врач Джаббера, доктор Шили, на этой неделе уехал из города, поэтому я получаю информацию от главного ветеринара, доктора Пернелла. Оказывается, большинство антибиотиков, которые могли бы помочь Джабберу, такие как неомицин и амикацин, потенциально очень опасны и могут угрожать жизни. Джабберу начали давать пероральный антибиотик под названием "Геоциллин". Пероральная форма плохо всасывается. Препарат быстро выводится из организма, поэтому достижимые уровни в сыворотке (крови) обычно слишком малы для лечения системных инфекций. Геоциллин может на некоторое время задержать бактерию, но вряд ли сможет ее уничтожить. Пока что подходящее лечение для Джаббера не найдено. Сейчас он чувствует себя хорошо, но если Acinetobacter baumanii возьмет верх, Джаббер умрет.

Несмотря на свои проблемы, Джаббер выглядит вполне довольным. Из просверленных отверстий немного вытекает жидкость; его нога опухла и теплая на ощупь, но, похоже, он не испытывает дополнительной боли. Он радуется, когда я прихожу к нему. Он хлопает меня лапами и издает радостные звуки. (Он обнюхивает меня в поисках лакомства, которого он уже привык ожидать. Трудно поверить, что он так близок к краю.

Я буду обновлять эту страницу, как только появится новая информация. Я не готова отказаться от Джаббера, и мы изучаем все возможные варианты.

Последние новости. Ветеринарный колледж Университета Джорджии согласился взять Джаббера в качестве пациента. Мы перевезем его завтра утром (27 марта). Следите за новостями.

2 апреля 2001 года - Наконец-то хорошие новости! У Джаббера все хорошо. Он освоился в новой обстановке в Колледже ветеринарной медицины Университета Джорджии. Они сделали ему ряд анализов крови, и все в норме, включая количество лейкоцитов, так что инфекция все еще локализована и может даже считаться субклинической. По всей видимости, врач не слишком беспокоится об инфекции, потому что он снял Джаббера со всех лекарств, кроме солоксина от гипотиреоза. Это не значит, что в его костях нет "жучков" - они там есть, - но это значит, что в данный момент они не представляют угрозы.

Когда его выводят на улицу, чтобы сделать свои дела, Джаббер уже ходит на трех лапах, хотя ему нужна помощь, чтобы встать, и его нужно поддерживать, когда он какает (простите). Он хорошо ест, и к нему приходит много посетителей, потому что он находится в учебном госпитале. У него отличная большая кровать. Она толщиной 6 дюймов, сверху - удобное стеганое одеяло, и он живет в очень просторном вольере (намного просторнее, чем ему нужно, поскольку он не передвигается), так что я думаю, ему вполне комфортно. У него все еще есть оба плюшевых медведя.

На рентгенограмме, сделанной несколько дней назад, обнаружен участок кости, на котором, возможно, есть признаки инфекции, но это может быть и рост новой кости, а может быть и что-то другое. Мне сказали, что на данный момент это не ясно. Дело Джаббера все еще изучается. Мы ждем официального заключения, которое ожидаем через несколько дней.

Судя по всему, последняя хирургическая реконструкция, проведенная доктором Шили, все еще держится, и мы надеемся, что Джаббер в конце концов снова сможет пользоваться лапой. Рентгеновские снимки, сделанные на этой неделе, показывают, что у Джаббера повреждена крестообразная связка на другой ноге. Доктор Шили предсказал это на основании визуального осмотра, поэтому новость не стала неожиданностью. К сожалению, вторая нога Джаббера не так сильна, как нам хотелось бы, но пока мы просто благодарны за то, что Джаббер держится на ногах. Я хочу поблагодарить всех, кто помолился и пожелал нам добра.

24 апреля 2001 г. - Я рада сообщить, что Джаббер наконец-то дома после семи долгих недель пребывания в больнице. Его проблемы еще далеки от завершения, но мы прошли долгий путь. Последние три недели Джаббер находился в Колледже ветеринарной медицины Университета Джорджии. Там он прошел целый ряд тестов. У меня пока нет окончательного отчета, но, судя по всему, костная инфекция у Джаббера субклиническая, то есть у него нет никаких заметных признаков инфекции. Количество лейкоцитов и температура были в норме, хотя он проходит лечение от инфекции мочевыводящих путей (кишечная палочка). Рентгенограммы не дали результатов в отношении поражения костей. Все остальные анализы крови показывают, что Джаббер здоров. Он сильно похудел, но он был тяжелее, чем должен был быть, так что это положительный момент.

В UGA о Джаббере хорошо заботились. Помимо того, что он получал самую современную медицинскую помощь, его разместили в очень удобном вольере, и за ним присматривали очень милые люди. Доктор Денни Арон вел дело Джаббера. Он отлично справляется со своими обязанностями. Под началом доктора Арона к Джабберу была приставлена старшекурсница Мелани Блайстоун. Она проявляла особый интерес к уходу за Джаббером и каждый день звонила нам, чтобы сообщить о его успехах. Мелани скопировала стихотворение "Бармаглот" и приклеила его на дверь вольера Бармаглота. Она также делала для нас фотографии. Когда смена Мелани закончилась, ее место занял другой старшеклассник, Эрик Джонсон. Он тоже был очень заботлив. Он ежедневно держал нас в курсе событий и следил за тем, чтобы Джабберу уделялось много личного внимания. Третья студентка, Триша Старнс, ежедневно навещала Джаббера. Триша учится на втором курсе. Она заинтересовалась Джаббером после того, как общий друг попросил ее проведать его. Благодаря Трише (и ее собачьим лакомствам) у Джаббера появилось что-то особенное, чего он с нетерпением ждал каждый день. Когда я приехал, чтобы забрать Джаббера домой, Триша была в его вольере и шептала ему на ухо приятные слова.

Джаббер все еще носит внешний фиксатор. Он совсем не может пользоваться лапой. Он не может нагружать ее. Он набрал достаточно сил и равновесия, чтобы прыгать на трех ногах. Он немного шатается, но в целом добирается до места. Иногда он может подняться сам, а иногда ему нужно помогать с помощью стропы. Он не очень много передвигается, потому что это очень утомительно. Лестницы очень трудны, и ему требуется поддержка, чтобы подняться по двум ступенькам из нашего внутреннего дворика в дом.

Отношение к Джабберу довольно хорошее. В первую ночь, когда он был дома, я спал на диване, чтобы убедиться, что с ним все будет в порядке. Он заставлял меня вставать каждые два часа, чтобы выйти на улицу - всю ночь напролет. После этого я поумнела. Теперь он не пьет воду после 9 вечера и спит всю ночь. В больнице Джаббер не очень хорошо ел, но дома он ест вволю. Приятно видеть, что ему так нравится еда. Мерлин понимает, что Джаббер очень хрупкий, и осторожен с ним, однако обе собаки стали много лаять. Очевидно, они оберегают усадьбу от инопланетян, призраков, похитителей собак и прочего сброда. Джаббер даже попытался гоняться за одним из наших котов, но передумал, как только попытался встать. Думаю, это просто не стоило усилий.

Я не уверена, что мы будем делать дальше. Джаббер должен вернуться в Чарльстон для последующего наблюдения у доктора Шили. Возможно, он начнет ограниченную физиотерапию. Возможно, фиксатор будет снят. Я не буду знать, пока мы не получим ответ от доктора Шили. Когда я звонила в его офис на прошлой неделе, он был недоступен, и я оставил сообщение. Надеюсь, мы скоро свяжемся, и доктор Шили возобновит лечение Джаббера.

30 апреля 2001 г. - В среду мы поехали в Чарльстон на прием к доктору Шили. Все в клинике радостно приветствовали Джаббера и спрашивали о его успехах. Они были рады видеть его снова. Были сделаны рентгенограммы, и все выглядит великолепно! Доктор Шили практически танцевал по комнате. Он сказал, что кости Джаббера заживают очень хорошо, а стержни фиксатора стабильны. Пять из семи мест установки стержней чистые и сухие, без какого-либо "люфта". Два немного сочатся, но они в порядке. Инфекция в костях Джаббера на данный момент не обнаружена. Прекрасные новости!

В понедельник 30 апреля мы возвращаемся в Чарльстон. Джабберу предстоит пять дней ограниченной физической терапии. Он будет находиться в клинике с понедельника по четверг, а затем вернется домой на длинные выходные. Мы рассчитываем, что реабилитация будет проходить по графику с понедельника по четверг в течение нескольких недель. В это время стержни фиксатора останутся на месте, а внешняя стабилизирующая шина будет сниматься на время манипуляций с ногой (потом она снова наденется). Я надеюсь узнать больше о протоколе лечения и понаблюдать за сеансом терапии в конце этой недели. После начала терапии у нас будет более полное представление об общем состоянии ноги Джаббера.

7 мая 2001 г. - На прошлой неделе я отвезла Джаббера в Чарльстон, чтобы начать физиотерапию в клинике VSS. Для того чтобы работать с ногой, необходимо было снять штангу внешнего фиксатора Джаббера. После того как его сняли, выяснилось, что три верхних штифта в бедре перестали быть жесткими. Очевидно, это не редкость, когда штифты фиксатора ослабевают через некоторое время. Когда это происходит, это может быть довольно болезненно. Ослабление штифтов означало, что весь аппарат-фиксатор должен был быть снят, иначе пришлось бы делать четвертую операцию по удалению ослабленных штифтов и установке нового набора штифтов. Место фиксатора на бедренной костиПосле последней рентгенограммы Джаббера доктор Шили счел, что кость зажила достаточно, чтобы снять фиксатор. (Мы решили не подвергать Джаббера еще одной операции, а удалить фиксатор.

Я осталась с Джаббером и наблюдала, как удаляют стержни и штифты фиксатора. Джаббера не усыпляли и не применяли местную анестезию. Он спокойно лежал, положив голову мне на колени, пока они работали. Штифты в бедренной кости вышли довольно легко, потому что они уже были ослаблены. Четыре штифта в большеберцовой кости были зацементированы за счет роста новой кости. Джаббер держался стоически. Он даже не вздрогнул, когда пришлось использовать трещотку, чтобы извлечь нижние штифты. Сначала из отверстий шла кровь. Врач взял мазок кровянистой жидкости, вытекающей из одного из мест установки штифта, и отправил его на анализ для определения культуры и чувствительности. Это было место, которое сочилось в течение нескольких недель. В полученном заключении было указано наличие устойчивой к антибиотикам кишечной палочки - того же штамма, который был выделен из мочи Джаббера несколько недель назад. К счастью, эта болезнь поддается лечению.

Джаббер пробыл в Чарльстоне пять дней, и ему ежедневно проводили сеансы электростимуляции ноги под названием "e-stim". Он почти ничего не делал, кроме как ел и спал. Я забрала его в конце недели и привезла домой на трехдневные выходные.

К моему удивлению, с Джаббером гораздо сложнее управляться теперь, когда фиксатор снят. Поднимать его и ходить с ним в слинге стало сложнее, потому что его "хорошая" нога кажется слабее, и он не может помочь ей в этом процессе, как раньше. (Не забывайте, что он весит 175 фунтов - это очень много для подъема!) Места фиксаторов на ноге Джаббера, подвергшейся ТПЛО, полностью зарубцевались, оставив семь твердых бугорков.Я могу сказать, что Джабберу удобнее без фиксатора, но его удаление, похоже, нарушило его равновесие. Как и ожидалось, у него минимальный диапазон движения в коленном суставе, возможно, 10°, и он все еще не может пользоваться ногой. Он немного нагружает ее, когда стоит, но только если я правильно поставлю ногу. Он не может самостоятельно переместить ногу в нужное положение. Он быстро устает и много времени проводит во сне. Программа лечения Джаббера должна помочь восстановить функцию его ноги. Насколько, мы пока не знаем. Позже ему потребуется дополнительная операция по удалению трех из двенадцати винтов в колене. Я могу сказать, что нам предстоит долгий и трудный путь. Прошлой ночью я наблюдала за сном Джаббера. Он видел сны. Его ноги дергались и качались - обе. В своих снах Джаббер все еще может бегать. Надеюсь, когда-нибудь его мечты станут реальностью.

Май 2021 - Джаббер прошел пятидневный курс физиотерапии в клинике доктора Шили в Чарльстоне. Я забрала его в выходные, и он стал намного крепче. Теперь он может самостоятельно подниматься при необходимости, хотя обычно мы ему помогаем. Он стал гораздо лучше передвигаться и легко управляем. Ему все еще требуется помощь в ходьбе, и он быстро устает, но он может легче перетаскивать свою "плохую" ногу, а иногда и вовсе использует ее для опоры. Джаббер может свободно выходить на передний двор и садиться у пруда, как в старые добрые времена. К сожалению, его инфекция мочевыводящих путей, похоже, вернулась с новой силой. Не знаю, как его сиделки не заметили, что у него мутная моча винного цвета. Когда я забирала его, об этом не было сказано ни слова, и когда Джаббер впервые сходил на горшок, это стало для меня шоком. Похоже, ему снова придется принимать антибиотики. Несмотря на инфекцию, Джаббер хорошо ест и выглядит вполне бодрым. Через пару дней он вернется в Чарльстон для прохождения курса лечения, но сейчас мы наслаждаемся каждым днем, проведенным вместе дома.

6 июня 2001 - Давненько я не рассказывал о Джаббере в DaDane of DaWeek. Он взял "отпуск" от физиотерапии на пару недель (из-за неудачной операции TPLO) и остается дома с нами на полный день. Он добился хороших успехов, так как теперь может самостоятельно ходить в течение очень коротких промежутков времени. К сожалению, мышцы его ног легко устают, и это заставляет его волочить ноги. После последнего четырехдневного курса лечения в реабилитационной клинике он вернулся домой со стертыми до крови ногтями на ногах. Было очевидно, что Джабберу нужна серьезная защита лап, но, скажу я вам, не так-то просто найти ботинки по размеру дога.

По правде говоря, Джаббер не в восторге от своих новых ботинок. Из-за его инвалидности ему трудно поднимать задние лапы при ходьбе, чтобы приспособить их к новому протектору на лапах. Мы работаем над этим.

Есть еще одна причина, по которой Джаббер остается дома. В начале апреля у него развилась хроническая инфекция мочевыводящих путей. Это устойчивая к лекарствам бактерия кишечной палочки, и она вызывает у нас серьезное беспокойство. Некоторое время штамм кишечной палочки Джаббера был чувствителен к хлорамфениколу, но после нескольких недель лечения он стал устойчив к препарату. Нам пришлось перейти на цефалексин. К сожалению, у Джаббера была ужасная (вам лучше не знать) реакция на цефалексин, поэтому мы перевели его на байтрил. Через три недели приема байтрила у Джаббера снова начала идти кровь. Его моча была собрана и исследована. Кишечная палочка снова была в большом количестве. На этот раз она была устойчива почти ко всем антибиотикам. Единственным пероральным препаратом, который мы могли попробовать, был Клавамокс. Джаббер принимает Клавамокс уже четыре дня. Если он не уничтожит этот устойчивый штамм кишечной палочки, у него могут возникнуть серьезные проблемы. Я очень внимательно наблюдаю за ним и слежу за тем, чтобы он пил много - и я имею в виду очень много - воды. Он часто ходит в туалет, чтобы очистить мочевой пузырь от бактерий. Я также даю ему концентрированные капсулы с клюквой. На пятый день у него возьмут пробу мочи и определят, что у нас получилось. Мы будем продолжать регулярно сдавать анализы.

Если "Клавамокс" не поможет, мы можем попробовать внутривенные антибиотики, но они довольно "злые". Они могут разрушить почки. Скорее всего, Джаббера придется повторно госпитализировать для лечения в ветеринарную школу при Университете Джорджии. Ему потребуется постоянный уход и наблюдение. Пожалуйста, держите пальцы крестиком за Джаббера. Сейчас он действительно находится в группе высокого риска. После всего, что ему пришлось пережить, потерять его из-за инфекции мочевыводящих путей кажется немыслимым.

К счастью, Джаббер, похоже, чувствует себя прекрасно. Он бодр и хорошо ест. Он хочет делать больше, чем способен. Я могу сказать, что его расстраивает то, что он не может пройти больше двадцати шагов без помощи вечно присутствующей перевязи, но он принимает свою инвалидность с доброй милостью. Он хочет стать лучше и очень старается.

16 июня 2001 г. - Анализ культуры и чувствительности последнего образца мочи Джаббера принес плохие новости. Кишечная палочка Джаббера медленно эволюционировала в своего рода "супербактерию". Лабораторные анализы показали, что она устойчива ко всем имеющимся пероральным антибиотикам. Мало того, теперь она устойчива ко всем инъекционным и внутривенным антибиотикам, кроме амикацина и тобрамицина. Оба эти препарата по своей природе токсичны для почек и требуют строгого контроля сыворотки крови. В большинстве случаев потенциальный риск от применения этого класса препаратов перевешивает потенциальную пользу, за исключением случаев тяжелой инфекции, не поддающейся иному лечению.

Мы решили прекратить лечение антибиотиками. Мы считаем, что Джаббер уже достаточно натерпелся. В течение последнего месяца он получал большие дозы клюквенного концентрата, и мы изучаем другие "естественные" варианты в надежде, что собственная иммунная система Джаббера сможет одержать верх. Сейчас Джаббер выглядит комфортно. Мы не наблюдаем обострения симптомов, хотя в его моче по-прежнему много крови. Мы надеемся, что в конце этой недели Джабберу сделают рентген или ультразвук. Может быть, это расскажет нам что-то полезное.

23 июля 2001 г. - Для тех, кто следит за историей Джаббера, вот последние новости. В прошлый четверг я отвезла Джаббера в Чарльстон, штат Южная Каролина, чтобы его осмотрел хирург-ортопед, доктор Шили. Джабберу провели ультразвуковое исследование. Они обследовали его простату, мочевой пузырь, почки и селезенку. Я ожидала, что они найдут камни в мочевом пузыре. Но этого не случилось. Вместо этого они обнаружили, что одна из почек Джаббера увеличена вместе с ее "водопроводом". Они также обнаружили необычные образования в его селезенке. Возможно, инфекция кишечной палочки распространилась на почки Джаббера, но я не думаю, что это объясняет то, что они увидели в селезенке. Другая возможность - гемангиосаркома, смертельно опасный рак. (По иронии судьбы, мы потеряли нашего первого дога из-за гемангиосаркомы.) У Джаббера взяли образец крови и отправили на анализ, чтобы определить диагноз. Отчет должен был прийти в пятницу, и доктор Шили сказал, что позвонит мне с новостями. Но я так ничего и не услышала от него. По моей просьбе его ассистентка прислала мне копию отчета по факсу в пятницу днем, но я не знаю, как его прочитать. (Некоторые показатели были высокими). Я ожидала, что доктор Шили позвонит мне в пятницу днем или в субботу, но от него не было ни слуху ни духу. Я попытаюсь связаться с ним сегодня еще раз.

Если анализ крови укажет на гемангиосаркому, думаю, следующим шагом будет проведение биопсии подозрительных участков под контролем ультразвука. Я не знаю, чего ожидать, если гемангиосаркома будет исключена. Непосредственно перед ультразвуковым исследованием мы обсудили введение амикацина для борьбы с устойчивой инфекцией кишечной палочки Джаббера. Судя по всему, теперь это можно сделать с помощью серии ежедневных инъекций. Амикацин особенно опасен для животных с нарушенной функцией почек, поэтому я полагаю, что нам нужно будет определить, смогут ли почки Джаббера выдержать его. На данный момент я не уверена, что мы захотим подвергать Джаббера этому.

Оба колена Джаббера были подвергнуты рентгенографии, и доктор Шили провел практический осмотр. Кости в ноге Джаббера, перенесшего TPLO, полностью зажили. Вы, наверное, помните, что в правой ноге у Джаббера три пластины и двенадцать винтов. Мы беспокоились, что три винта, идущие непосредственно в колено, могут доставить ему проблемы, но все выглядит стабильно. Просмотрев снимки, доктор Шили не обнаружил новых проявлений артрита в суставе. Гибкость ноги Джаббера по-прежнему очень ограничена, но доктор Шили сказал мне, что с момента последнего осмотра диапазон движений определенно улучшился. С другим коленом Джаббера дела обстоят не так хорошо. До операции мы знали, что в его хорошей (левой) ноге порвана крестовидная связка. Я все время опасалась, что крестообразный отросток в конце концов выйдет из строя из-за дополнительных нагрузок. Пока этого не произошло, но с марта колено потеряло примерно 15 % гибкости, в результате чего его подвижность снизилась до 30 %. Нам придется смириться с этим. Очевидно, что мы не можем рассматривать возможность проведения какого-либо вида восстановления крестообразных связок на левой ноге Джаббера.

В эти выходные Джаббер чувствовал себя довольно хорошо. Теперь он может ходить без посторонней помощи, но, когда устает, волочит правую лапу, поэтому каждое утро я делаю для него специальный сапожок из марли, ветеринарной пленки и скотча. Обычно это защищает его лапу на весь день - если только Джаббер не решит искупаться в пруду. (Теперь он стал чаще заходить в воду). В субботу мы решили прогуляться на другую сторону пруда. Когда мы пришли туда, Джаббер все еще шел уверенно, и я решила посмотреть, как далеко он сможет пойти. Мы обошли весь пруд! Наш пруд большой - 8 акров - и на то, чтобы обойти его, ушло почти 40 минут, но Джабберу удалось сделать это, ни разу не присев отдохнуть. Это стало огромной вехой, ведь всего восемь недель назад Джаббер не мог даже выйти на улицу, чтобы сходить на горшок без посторонней помощи. Я подумала, что он будет измотан после своего необычного "похода", но Джаббер был в порядке до конца дня, и мы повторили прогулку в воскресенье. Трижды ура Джабберу! Он продолжает держаться.

24 июля 2001 г. - От доктора Шейли по-прежнему нет никаких вестей, несмотря на то, что вчера я оставила еще одно сообщение. Попробую еще раз сегодня утром. Позже я оставила еще одно сообщение (уже третье), но доктор Шили не перезвонил.

25 июля 2001 г. - Сегодня утром доктор Шейли не ответил на мой звонок. (В регистратуре мне сказали, что он предпочел бы, чтобы я поговорил с его коллегой, доктором Кауфман, которая делала Джабберу УЗИ в прошлый четверг. Поэтому я попросила поговорить доктора Кауфмана. Она была занята и не смогла ответить на мой звонок. Я спросила, когда можно ожидать обратного звонка, потому что мне нужно было сделать несколько дел, и я не хотела откладывать. "Полагаю, когда она соберется", - был ответ. (!!!) Через шесть часов телефон зазвонил...

25 июля 2001 г. - Доктор Кауфман позвонила в конце дня, и мы обсудили случай с Джаббером. Она сказала мне, что в анализах крови Джаббера нет ничего примечательного. Немного повышены показатели общего белка и глобулина. Это может указывать на воспаление, но этого можно было ожидать после того, что ему пришлось пережить. Она объяснила, что ультразвук показал, что обе почки нормального размера, но область "почечной лоханки" одной почки немного увеличена. Почечная лоханка, насколько я могу судить, представляет собой что-то вроде резервуара для сбора мочи из всех частей почки. Она принимает/собирает мочу и направляет ее в мочеточник, который затем отводит мочу в мочевой пузырь. На данном этапе увеличение Джаббера не настолько значительно, чтобы вызывать беспокойство, но это повод для наблюдения. Она также сказала мне, что, хотя селезенка Джаббера не такая "четкая", как обычно, - она имеет некоторые отклонения в плотности, - она не будет делать биопсию в данный момент, потому что его анализы крови в норме. На данный момент, я думаю, доктор Кауфман считает ультразвук полезным базовым обследованием. Есть некоторые аномалии, но ничто не указывает на серьезные проблемы. Возможно, кишечная палочка распространилась до почек, но нет никаких серьезных признаков того, что это произошло.

Доктор Кауфман предложил нам собрать еще один образец мочи для проведения культурального анализа и определения чувствительности. Это покажет, на каком этапе находится инфекция кишечной палочки. Джаббер уже три недели не принимает антибиотики. В последнее время его моча стала более чистой. Разочаровавшись в том, что в офисе доктора Шили не удалось получить никакой информации, и желая узнать хоть что-то (хоть что-нибудь!), я сегодня рано утром собрала новый образец мочи. К тому времени, когда я разговаривала с доктором Кауфманом во второй половине дня, утренний анализ мочи Джаббера уже был на пути в лабораторию в Нью-Йорк. Результаты будут готовы на следующей неделе. Я надеюсь, что иммунная система Джаббера наконец-то начнет справляться с кишечной палочкой, но шансов на это мало. Тем не менее, чудеса случаются.

30 июля 2001 г. - Джаббер и его брат Мерлин провели очень хорошие выходные. Это было особенно приятно, потому что, в отличие от прошлых выходных, мы не беспокоились о том, смертелен ли рак у Джаббера или нет. Если вы заходили к нам на прошлой неделе, то знаете, что мы нервно ждали результатов критического биохимического анализа крови.

Анализ пришел в VSS в пятницу, как и было запланировано, но доктор Шили так и не связался со мной. Я звонила в клинику в пятницу, понедельник, вторник и среду. Доктор Шили не ответил ни на один из моих звонков. Поздно вечером в среду - почти через неделю после ультразвукового обследования Джаббера - меня наконец передали доктору Кауфман, которая объяснил мне, что биохимический анализ крови Джаббера "ничем не примечателен". В заключении не было абсолютно ничего, что позволило бы предположить, что у него рак. Уффф!

Доктор Кауфман сказала, что ультразвуковое обследование Джаббера можно использовать в качестве базовой линии для будущих сравнений, если возникнет такая необходимость. Отклонения, которые она заметила, могут указывать на проблемы, а могут и не указывать. Пока рано говорить об этом, тем более что биохимический анализ крови Джаббера в норме. Следующий шаг - решить, стоит ли начинать давать Джабберу амикацин. В среду мой местный ветеринар, доктор Нори Уоррен, отправила образец мочи в AnTech для анализа на культуру и чувствительность. Перед отправкой она проверила образец на наличие крови. Хотя при визуальном осмотре моча оказалась чистой, в ней было немного крови. В пятницу доктор Уоррен позвонила мне и сказала, что, согласно предварительному отчету, бактерии все еще присутствуют. Мы ожидаем, что полный отчет будет готов через день или два. В отчете будет указана бактерия (несомненно, кишечная палочка), ее количество и реакция на различные антибиотики. Доктор Кауфман попросила меня прислать ей копию отчета, и она поможет нам решить, что делать дальше. Если мы решим начать давать Джабберу амикацин, ему придется делать ежедневные инъекции в течение 4-6 недель. Насколько я понимаю, его мочу нужно будет исследовать под микроскопом каждые два-три дня. При первых признаках разрушения почек лечение будет немедленно приостановлено.

Однажды я спросила доктора Шили, был ли у него когда-нибудь пациент с такой устойчивой кишечной палочкой, как у Джаббера. Нет. Совсем другое дело в клинике Шандонвуд в Колумбии, штат Калифорния, где работает доктор Уоррен. Сейчас у нее два пациента, проходящих курс лечения амикацином от лекарственно-устойчивых бактерий. У одного из них, ротвейлера, именно то, что у Джаббера. Думаю, у другой собаки - лекарственно-устойчивый энтерококк. Амикацин обычно считается "последним средством" из-за возможных побочных эффектов, но пока обе собаки чувствуют себя хорошо. Очень тревожно осознавать, что эти смертельно опасные бактерии, устойчивые к антибиотикам, существуют. Их часто называют супербактериями. Я подозреваю, что в ближайшие годы мы будем слышать о них еще больше.

У Джаббера и Мерлина были хорошие выходные. Мы снова гуляли вокруг пруда, и обе собаки перешли его вброд. Джаббер наконец-то начал справляться с лестницей без посторонней помощи. Он все еще неуклюж, но может подняться и спуститься по трем ступенькам, не упав, - для того, чтобы сделать больше трех ступенек, требуется поддержка в виде перевязи на животе. Мы не видим никаких признаков того, что инфекция кишечной палочки Джаббера беспокоит его. Я опубликую результаты анализа мочи Джаббера, как только мы что-то узнаем.

1 августа 2001 - Сегодня утром пришли результаты анализа мочи и культуры бактерии Джаббера. Он не принимает антибиотики с 4 июля. В то время уровень кишечной палочки все еще оставался высоким - 1 000 000 КОЕ/мл. Однако сейчас нет никаких признаков кишечной палочки!!! Мало того, анализ мочи Джаббера был абсолютно нормальным, что говорит о том, что почки Джаббера в порядке. Был выделен негемолитический гамма-стрептококк (100 000 КОЕ/мл), но стрептококк чувствителен ко всем обычным антибиотикам. Что еще лучше, возможно, у Джаббера вообще нет никакой инфекции. Доктор Кауфман ознакомилась с лабораторным заключением и сказала мне, что, возможно, стрептококк - это просто загрязнение. Очевидно, что обнаружение инфекции мочевыводящих путей на основе стрептококка - довольно необычное явление, к тому же в анализе мочи не было обнаружено никаких бактерий. Доктор Кауфман предложил Джабберу сделать цистоскопию для получения новой культуры и профиля чувствительности. Это должно подтвердить или исключить стрептококковую инфекцию. Цистоскопия предполагает введение большой полой иглы непосредственно в мочевой пузырь и извлечение мочи. Этот метод позволяет обойти возможное загрязнение из других источников, таких как простата или уретра. Джабберу уже доводилось проходить процедуру "цисто", и я уверена, что после всего, что он пережил за последние пять месяцев, цистоскоп должен быть легкой прогулкой. Я не могу описать, насколько я была потрясена и обрадована, когда узнала, что инфекция кишечной палочки у Джаббера исчезла. Это действительно похоже на чудо!

6 августа 2001 г. - Люди редко, если вообще когда-либо, попадают на DaDane of DaWeek - и не зря. Доги гораздо интереснее. На этой неделе я сделаю исключение, чтобы показать вам, как я выгляжу, когда улыбаюсь. И я улыбаюсь. Да, действительно. На прошлой неделе анализ мочи Джаббера показал отрицательный результат на кишечную палочку.

Джаббер борется с инфекцией мочевыводящих путей, вызванной кишечной палочкой, с апреля. Он заразился после неудачной операции на колене, в результате которой он стал калекой и пролежал в больнице семь недель. (Несмотря на несколько месяцев лечения различными антибиотиками, инфекция кишечной палочки Джаббера продолжала уществовать.) В конце концов она выработала устойчивость ко всем антибиотикам, кроме двух - амикацина и тобрамицина. Оба этих антибиотика относятся к препаратам "последнего выбора", поскольку могут вызвать почечную недостаточность. Прежде чем принять окончательное решение о переводе Джаббера на амикацин, мы заказали последний анализ мочи и культуру. На момент взятия анализа Джаббер уже три недели не принимал антибиотики. Невозможно было предугадать, что мы обнаружим. Возможно, кишечная палочка уже выработала устойчивость к амикацину, и что тогда? Мы нервно ждали результатов анализа.

Бармалей! Мы не могли поверить, когда пришли новости. Лаборатория не обнаружила кишечной палочки в моче Джаббера. Ни одной. Мало того, анализ мочи Джаббера был абсолютно нормальным, что говорит о том, что почки Джаббера в порядке. В образце мочи Джаббера была выделена другая бактерия, негемолитический гамма-стрептококк, но эта инфекция оказалась чувствительной ко всем обычным антибиотикам, так что ее легко вылечить. Более того, возможно, у Джаббера даже не было стрептококковой инфекции. Доктор Кауфман изучила лабораторный отчет и пришел к выводу, что стрептококк, возможно, просто загрязнил мочу. Очевидно, что обнаружение инфекции мочевыводящих путей на основе стрептококка - довольно необычное явление. Мало того, в анализе мочи не было обнаружено ни одной бактерии. Она обнаружилась только в культуре. Доктор Кауфман предложила провести новый анализ на культуру и чувствительность. Это должно исключить - или подтвердить - наличие той или иной бактерии.

Мы последовали совету доктора Кауфман. В минувшие выходные еще один образец мочи был отправлен в AnTech Diagnostics для анализа. На этот раз я уже не так нервничаю. Думаю, Джаббер наконец-то победил инфекцию. Теперь мы сможем сосредоточить наши усилия на реабилитации его ноги.

10 сентября 2001 г. - После 9 дней приема хлорамфеникола у него снова начала идти кровь. Мы отправили еще один образец мочи на анализ. За последнюю неделю у Джаббера ослабли задние лапы. Он с трудом поднимается и гораздо хуже держится на ногах. Он не может ходить на большие расстояния. Он потерял интерес к еде. Он ест, чтобы угодить мне, но его нужно уговаривать. Мы прекратили прием хлорамфеникола на 12-й день и перешли на клавамокс в надежде улучшить аппетит Джаббера. Он принимал Клавамокс в течение трех дней. Сегодня утром из лаборатории пришел отчет о культуре/чувствительности. Это было удивительно. Ни одна бактерия не была выделена. Он был отрицательным на кишечную палочку (и на все остальное), несмотря на то, что в образце мочи было много крови. Сегодня утром моча Джаббера была очень темной, что говорит о том, что у него снова пошла кровь. Судя по результатам анализа, мы пока воздерживаемся от дальнейшего лечения антибиотиками. Я пока не знаю, к чему это приведет, но, похоже, перспективы Джаббера не очень хорошие. Мы все еще работаем с нашим ветеринаром и специалистом-ортопедом, чтобы определить причину этой последней неудачи. Но одно можно сказать точно. Мы не будем подвергать Джаббера дальнейшим операциям или любым медицинским процедурам, которые причиняют ему дискомфорт. Если его состояние продолжит ухудшаться, мы будем вынуждены отпустить его.

17 сентября 2001 - Во вторник Джаббер был у ветеринара. У него взяли кровь, и все оказалось в норме. Также был проведена цистоскопия. Мы ждем лабораторного заключения, но ожидаем, что оно будет отрицательным на кишечную палочку. У Джаббера все еще время от времени идет кровь. Он стал сильнее, чем неделю назад, но его задним ногам не хватает координации и силы. Наш ветеринар считает, что проблема неврологическая, а не ортопедическая. Действительно, неловкие движения Джаббера похожи на то, что можно наблюдать при синдроме воблера (спондолите).

В пятницу Джаббера осмотрит специалист-ортопед. В прошлом году доктор Келлер трижды осматривал Джаббера, пытаясь определить, что происходит с его задними лапами. В то время было неясно, была ли проблема Джаббера ортопедической или неврологической. Какой бы ни была проблема, она находилась на ранней стадии. После того как у Джаббера порвались крестообразные связки, нам показалось, что мы нашли ответ. Теперь я задаюсь вопросом, не скрывал ли разрыв крестовины скрытую проблему. По иронии судьбы, доктор Келлер не рекомендовал операцию TPLO, потому что не был уверен, что TPLO - лучший метод восстановления крестовины. Он предложил сделать традиционное восстановление крестовины. Вместо этого я увезла Джаббера из города, чтобы сделать операцию TPLO, которая, по моему мнению, была более совершенной. Это было решение, о котором я буду сожалеть всю оставшуюся жизнь.

В настоящее время Джаббер снова чувствует себя хорошо. Его расстраивает отсутствие координации и подвижности. Время от времени он поскальзывается и падает, но все же передвигается. Если его состояние будет ухудшаться и дальше, нам, вероятно, придется его усыпить. Как только он достигнет той точки, когда ему станет некомфортно, или мы больше не сможем управлять им из-за его размеров, нам придется отпустить его. Наш ветеринар отметил, что он полностью здоров выше поясницы и хорошо себя чувствует. Как и мы, она считает, что он еще не готов уйти.

Мы решили, что когда придет время, наш ветеринар приедет к нам домой. Мы уложим Джаббера спать под его любимым деревом прямо у пруда. Он заслужил мягкий уход. Его тело заберут для вскрытия. Надеюсь, это даст нам окончательные ответы. Джаббера кремируют, и тогда он в последний раз вернется домой.

7 января 2002 г. - 14 декабря Джаббер и его брат Мерлин отпраздновали свой седьмой день рождения. Это кажется чудом, что Джаббер продержался так долго, учитывая его переменчивую историю болезни. В последние месяцы я избегала писать о Джаббере, потому что новостей было немного - никаких серьезных взлетов или падений, просто медленное и неуклонное снижение заднемоторных функций Джаббера.

На прошлой неделе выпал большой снег, что очень необычно для нас, живущих на глубоком юге. Как только Джаббер и Мерлин приспособились к этому шоку, они получили огромное удовольствие. Мы беспокоились, что Джаббер не сможет передвигаться на улице из-за скользкой поверхности, но он прекрасно справился. Мы продолжаем принимать жизнь с Джаббером как награду день за днем.

21 января 2002 г. - Совместное проживание с догом приносит огромную радость, бесчисленные развлечения и некоторые уникальные проблемы. Доги - красивые, энергичные животные. Их пламя горит сильно и ярко. Это пламя, которое согревает вас. Это пламя, которое утешает вас. Это пламя, которое добавляет искру в вашу жизнь. Это пламя, которое освещает вас - и ваших домочадцев - бесчисленными способами.

К сожалению, пламя дога - это временное пламя; вы хотите, чтобы оно длилось вечно, но этого не будет. И не может. Когда пламя вашего дога начинает угасать, ваши воспоминания устремляются к светлым дням. Сердце замирает от осознания того, что очень скоро вы потеряете это яркое, чудесное пламя. Слишком скоро вам придется с ним попрощаться.

Пламя Джаббера мерцает с марта 2001 года. Те из вас, кто регулярно посещает этот сайт, знают об этом. Во вторник, 15 января, пламя было потушено уколом иглы. Со слезами на глазах и комком в горле мы попрощались с нашим любимым Бармаглотом.

В течение последних нескольких месяцев задние лапы Джаббера становились все более слабыми и нескоординированными. Его неврологическая проблема прогрессировала, и мы ничего не могли с этим поделать, кроме как внимательно наблюдать за ним, чтобы убедиться, что ему по-прежнему комфортно и хорошо. Так и было. К декабрю Джаббер потерял способность подниматься без посторонней помощи, хотя все еще мог достаточно хорошо ходить. Бег, который он часто совершал, представлял собой модифицированный кроличий прыжок. Казалось, что Джабберу не мешают проблемы с двигательной активностью, но к Рождеству нагрузка, связанная с его подъемом, стала слишком большой для моего маленького роста. Время шло. Мы решили назначить Джабберу преднизолон. Мы надеялись, что низкая ежедневная доза стероидов вернет ему подвижность. Это сработало. Джаббер окреп. Его координация не улучшилась, более того, она продолжала ухудшаться, но он стал более подвижным и живым. Это была передышка для нас обоих. Сразу после Нового года у нас начался сильный снегопад, первый за последнее десятилетие. Город был закрыт на два дня. Джаббер и Мерлин резвились в снегу. Они отлично провели время. За этим было приятно наблюдать.

Джаббер был счастлив до самого конца. В понедельник он несколько раз выходил на улицу, чтобы вместе с Мерлином преследовать животных по запаху. Он делал это с большим энтузиазмом, быстро взбегая на холм за домом и исследуя все вокруг. Позже в тот же день Мерлин, Джаббер и я отправились на прогулку на полпути вокруг пруда, где кормили кукурузой большую стаю канадских гусей. Прогулка к месту кормления всегда была главным событием дня Джаббера. Он любил принюхиваться вдоль кромки леса, улавливая свежие запахи проходящих мимо оленей, енотов и прочей живности. Ему нравилось заходить в пруд и наблюдать, как гуси разбегаются, когда он долго пьет воду. Он любил бывать на природе, потому что именно там обитают дикие существа. Джаббер всегда был очарован дикой природой.

Поздно вечером в понедельник, когда я поднимала Джаббера, чтобы он в последний раз сходил на горшок, что-то словно "отпустило" в его задних лапах. Ему требовалась помощь, даже чтобы ходить. Тогда мы поняли, что Джаббер близок к концу. Я оставалась с ним почти всю ночь. Он был потрясен своим состоянием, но чувствовал себя комфортно. К утру он потерял способность двигать задними лапами и начал страдть недержанием. Мы поняли, что пришло время его отпустить.

Было раннее утро вторника. Джаббер был недееспособен, но полностью в сознании. Мы решили, что самым мягким вариантом будет его эвтаназия на дому. К сожалению, наш ветеринар не смог приехать к нам в столь короткий срок. Она предложила прислать кого-нибудь, чтобы помочь нам с Джаббером, если мы не сможем занести его в машину. Каким-то образом нам удалось это сделать - как, я не знаю - и мы сразу же поехали в клинику. Чтобы свести к минимуму травмы, мы решили оставить Джаббера на заднем сиденье машины, где он лежал у меня на коленях. До самого конца он был абсолютно внимателен. Он пытался отстраниться от иглы, когда почувствовал, как раствор попадает в его организм. Это было самое сложное, но вскоре он потерял сознание, а затем его не стало.

У Джаббера была очень сильная воля к жизни. Возможно, именно поэтому он пережил все, с чем сталкивался. Где бы он ни был, а я верю, что его дух жив, я уверена, что Джаббер покоится с миром и знает, как сильно мы его любили.

Приехав домой и чувствуя себя очень одинокой без Джаббера, я сразу же направилась к кормушке на берегу пруда, чтобы положить немного кукурузы для гусей и лебедей. Я подумала о том, как часто Джаббер был со мной на кормлении, как ему нравилось это делать. Я подумала про себя, что Джаббер всегда будет со мной - в моем сердце, - когда я буду разбрасывать кукурузу. Вдруг с другого конца пруда поднялся в воздух большой белый лебедь-шипун и полетел через пруд ко мне. В полном шоке я поняла, что это незнакомец. Два других наших лебедя-шипуна были прямо передо мной. "Новый" лебедь, летевший ко мне, вполне мог быть одним из двух отпрысков, которые покинули нас в январе прошлого года. С тех пор мы их не видели. А может, лебедь был совсем из другого места. Как бы то ни было, мне хочется думать, что это был знак от Бармалея. Может быть, он хотел сказать мне, что его дух парит на свободе. А может, он пытался сказать мне, что по-своему вернулся домой. Возможно, и то, и другое.


Эпилог


Этот прекрасный лебедь оставался на пруду до конца дня. Когда наступили сумерки, он взлетел на крыло, и больше мы его не видели.После смерти Джаббера мы сразу же доставили его тело в Центр ветеринарной диагностики Университета Клемсона для проведения полной некропсии.Мы попросили уделить особое внимание его позвоночнику, мочевыводящим путям и правой задней лапе.Мы все еще ждем отчета.Я поделюсь результатами, как только они будут получены.

4 февраля 2002 г. - Это последняя страница DaDane of DaWeek, на которой вы увидите Джаббера, нашего семилетнего дога. Он скончался 15 января 2002 года. В качестве последней дань уважения Джабберу я хотела бы сосредоточиться на проблемах со здоровьем, которые привели к его кончине. Возможно, подробности жизни и болезни Джаббера помогут кому-то еще.

Прежде чем начать, я хотела бы поблагодарить многих людей, которые написали мне соболезнования. Несколько сообщений довели меня до слез. Больше всего меня поразило количество любящих упоминаний о других ушедших из жизни товарищах. Кто-то написал: "Самое ужасное, что каждый ушедший вызывает воспоминания о каждом, кто ушел раньше". Как верно. Я думаю, люди относятся к истории Джаббера, потому что в какой-то мере это часть их собственной истории с их собакой. Где бы ни был сейчас Джаббер, меня заверили, что он в хорошей компании. Несомненно, Джаббера приветствовали многие, кто перешел на другую сторону раньше него: Марина, Буч, Отис, Ругер, Вилли, Рантли, Эдди, Клавдий, Ромул, Петуния, Себастьян, Лейси, Такер, Руффиан, Грейси, Ланни, Гамлет, Вышибала, Банки, Белль, Аполлон, Эмили, Джейк, Брут, Кайла, Эдисон, Ченси, Герцогиня, Ганнибал, Лил, Хершель, Сами и Юкон. Уверен, он наслаждается своими новыми друзьями.

Когда я создавала мемориальную страницу Джаббера, я не стала останавливаться на подробностях его проблем со здоровьем, которых было немало. Теперь я хочу поговорить о них. Полагаю, лучше всего начать с отчета о некропсии (вскрытии) Джаббера и описать все в обратном порядке.

Отчет застал меня врасплох. Я надеялась увидеть четкое объяснение внезапного отказа задних конечностей Джаббера. Я также надеялась узнать причину хронической инфекции кишечной палочки в мочевыводящих путях Джаббера, которая мучила нас в течение 9 месяцев. Ни один из результатов не был однозначным.

Меня не удивил диагноз "тяжелое двустороннее дегенеративное заболевание суставов в коленях". Мы знали, что колени Джаббера поражены артритом, особенно правое, после неудачной операции на крестообразных суставах (TPLO) прошлой весной. Однако я была очень удивлена, прочитав о "септическом гнойном синовите" (тяжелой инфекции) в его правом колене. Мы об этом совершенно не знали. Между тем, упоминание в отчете остеохондроза не стало шоком, но реальные симптомы Джаббера указывали на гораздо более серьезные повреждения, чем те, что были обнаружены во время вскрытия. Большая часть отчета указывала на довольно легкие проблемы с позвоночником, но не весь отчет. Обнаружение "тяжелого пахименингита" и сильной "минерализации вентральной твердой мозговой оболочки (пахименингита)" не является незначительным.

Я подробно обсудила отчет о некропсии с ветеринаром Джаббера, доктором Уорреном. Она знает историю болезни Джаббера. Без ее медицинской (и эмоциональной) поддержки я не смогла бы поддерживать Джаббера весь прошлый год. Мы с доктором Уоррен были не согласны со следующим утверждением: "Тяжелые поражения коленных суставов с обеих сторон, а также наличие инфекции в правом колене, скорее всего, объясняют неспособность собаки использовать задние конечности". Джаббер жил с поврежденными/артритными коленями почти год. Не было никаких доказательств того, что его колено действительно разорвалось, но даже если бы это произошло, скорее всего, Джаббер смог бы использовать другую ногу. Когда Джаббер наконец "упал", обе его задние лапы были совершенно бесполезны. Он не мог ими пошевелить. Мы с доктором Уорреном подозреваем, что в позвоночнике Джаббера что-то сломалось или вышло из строя, что привело, возможно, к эмболии, тромбозу или сильному ущемлению нерва - и именно это стало причиной его неспособности двигаться. Хотя во время вскрытия ничего подобного обнаружено не было, это, безусловно, могло произойти. Нам это кажется более правдоподобным объяснением его "падения".

Инфекция колена Джаббера была очень серьезной, и я не заметила никаких признаков этого ранее. Джаббер не выглядел больным или испытывающим боль. Поскольку он уже не мог сгибать колено, я не заметила никакой необычной скованности. В какой-то момент, если бы инфекция не была обнаружена и не лечилась, она, вероятно, попала бы в кровоток Джаббера. В тот момент это вполне могло привести к летальному исходу. Я спросила доктора Уоррен, можно ли было бы вылечить инфекцию, если бы мы обнаружили ее раньше. Если я правильно ее поняла, ответ был скорее "нет", чем "да". Инфекция была инкапсулирована - и довольно хорошо изолирована от обычного кровоснабжения. Обычные пероральные антибиотики могли оказаться неэффективными. Я спросила доктора Уоррена, откуда взялась инфекция в колене. Мне показалось, что это могло быть послеоперационное осложнение, хотя операция на колене Джаббера была проведена еще в марте. Доктор Уоррен считает, что инфекция не связана с операцией TPLO из-за разницы во времени. Она считает, что стрептококк мог передаваться через кровь, возможно, попав в кровоток Джаббера через рот. Она предположила, что заражение началось на одну-две недели раньше. В итоге мы не знаем, как именно Джаббер заразился, и не знаем, как долго он болел, но это было потенциально опасно для жизни. (Однако по крайней мере один хирург-ортопед заявил, что не согласен с этой теорией и считает, что инфекция, скорее всего, возникла в результате предыдущих операций TPLO).

Хронические инфекции, вызванные кишечной палочкой, которые мучили Джаббера после того, как в марте ему была сделана операция TPLO, были крайне неприятны - и очень дороги в лечении. Я уже сбилась со счета, сколько антибиотиков пришлось пропить Джабберу. Если ничего другого от некропсии не ожидалось, я рассчитывала выяснить, почему Джаббер страдал от этих рецидивирующих инфекций. Я спросила доктора Уоррен о "хроническом лимфоцитарном цистите", который упоминался в отчете, и о том, что он означает. Ее ответ был довольно сложным. Если я правильно ее поняла, на эпителии мочевого пузыря Джаббера не было нормальной смеси клеток. В норме стенка мочевого пузыря состоит из различных типов клеток, каждый из которых выполняет свою работу. Стенка мочевого пузыря Джаббера была инфильтрирована лимфоцитами - нормальная смесь клеток отсутствовала. Доктор Уоррен считает, что это состояние могло изменить проницаемость мочевого пузыря и его способность получать пользу от антибиотиков. Возможно, инфекция E. coli сохранялась, потому что мочевой пузырь не мог "впитать" антибиотики. Она задается вопросом, были ли клеточные изменения в стенке мочевого пузыря результатом повторяющихся инфекций или Джаббер родился с необычным клеточным составом выстилки мочевого пузыря. Какова бы ни была причина, как только кишечная палочка поселилась в мочевыводящих путях Джаббера, вылечить ее было практически невозможно.

В отчете о вскрытии селезенка Джаббера была охарактеризована как "переполненная". Учитывая, через что ему пришлось пройти в плане инфекций, антибиотиков и т. д., это неудивительно. Состояние печени Джаббера ухудшалось; предположительно, она была повреждена. Я не просила доктора Уоррен объяснить природу результатов исследования печени, поэтому я не могу интерпретировать этот аспект отчета. Я вернусь к этому вопросу позже.

Доктор Уоррен отметила, что иммунный статус Джаббера всегда вызывал вопросы. На момент смерти у него было множество проблем. Это был сложный случай. Учитывая то, с чем ему пришлось столкнуться, Джаббер справлялся с проблемами здоровья очень хорошо. Вероятно, он испытывал больше дискомфорта, чем показывал, но ему удалось извлечь полное удовольствие от своего пребывания у нас. Он наслаждался ежедневными прогулками, едой, плюшевым медведем и, прежде всего, обществом своей семьи. Он испытывал эти простые удовольствия до самого конца. Это самое большее, о чем я могла бы просить.



***